«Карательная психиатрия»?: почему в Калининграде отправили на лечение члена УИК
0
0

В течение двух недель член одной из участковых избирательных комиссий (УИК) с правом решающего голоса* из а находится в психиатрической больнице. Женщину забрали и отвезли на «принудительное» (такое определение дает адвокат) лечение во второй день президентских выборов с территории рядом с участком. Эта история наделала немало шума. Адвокат указывает на допущенные при задержании нарушения и говорит о том, что у его подзащитной нет диагноза, требующего госпитализации. Как долго она пробудет в медучреждении, неизвестно. Подробности — в материале «Нового Калининграда».

Калининградка родом из Белоруссии. Судя по информации в ее социальных сетях, училась в университете культуры и искусств. Является членом избирательной комиссии с правом решающего голоса.

По словам ее адвоката Романа Морозова, «[она] определенного рода, так скажем, активной какой-то политической деятельностью не занималась. Она просто выражала своё мнение, как и все граждане. Только это делала более активно». Прослеживается это и в социальных сетях женщины. «Она с определенного момента периодически высказывалась. Участвовала в каких-то [акциях]: позовут на акцию или она самостоятельно решит прийти. Она в каких-то, может быть, и протестных акциях участвовала», — сказал Морозов.

В 2021 году на члена избирательной комиссии было заведено административное дело за нарушение федерального а «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях». Как указано в деле, она приняла участие в акции в поддержку Алексея Навального**, где скандировала оппозиционные лозунги и не реагировала на неоднократные предупреждения полиции прекратить. Суд тогда постановил выписать женщине административный штраф в размере десяти тысяч рублей.

Но активистка подала апелляцию, указав, что считала мероприятие санкционированным. «Кроме того, ни один из полицейских лично к ней не подходил и не предупреждал об ответственности. Доказательств того, что она слышала их требования „разойтись“ и не подчинилась им, видеоматериалы не содержат», — приводится в деле аргумент в ее защиту. Причина участия в митинге — несогласие с политикой власти: «[Она] не могла молчать и считает своим гражданским долгом высказывать свое мнение», — сказано в деле. Однако суд тогда решил оставить апелляцию без удовлетворения.

После случившегося местный журналист 16 марта выложил в YouTube записанное ранее видео, в котором женщина рассказала, что не единожды участвовала в протестных акциях. Более того, судя по ее словам, это не первая попытка подвергнуть ее «принудительному» лечению: «По второму [случаю] суда не было. Был штраф и карательная, принудительная психиатрия, то есть заключение в психиатрическую больницу. Если бы я не подписала добровольное согласие, то я бы просидела там, как мне было сказано врачом, минимум три месяца до судебного разбирательства. Три месяца я там, естественно, находиться не хотела. Я инициировала проведение врачебной комиссии, чтобы врачебная комиссия рассмотрела меня и вынесла заключение, а не один врач».

В этом году история с карательной, как ее назвала активистка, психиатрией повторилась. Адвокат сообщил корреспонденту «Нового Калининграда», что 16 марта, примерно в восемь вечера, член УИК собиралась уходить домой с участка, у калитки к ней подошел мужчина: «Ее по имени-отчеству называет какое-то неизвестное лицо: не представляется, ничего. Говорит, что надо проехать туда-то, адрес называет. Она этот адрес знает. Он еще называет, что: „Мы из бригады 34“. Это у нас такой негласный термин, означающий, что это бригада психиатрической скорой помощи. Мне подтвердили из нескольких источников, что в Калининграде используется этот позывной, для таких случаев, — объяснил Морозов, — он не представился, без формы. И потом вышел второй в балаклаве, но в камуфляже. Тоже не представляясь, тоже сказал, что надо проехать. Но она не сопротивляясь, проехала, и они отвезли ее туда, на Невского, 78А (адрес психиатрической больницы № 1 Калининградской области, — прим. „Нового Калининграда“). Ну, а там врач как бы не стал ее отпускать, и все».

Когда в больнице ей дали телефон, задержанная позвонила адвокату и дочери. Морозов, по его словам, сразу приехал туда, но на территорию лечебницы его не пустили, несмотря на то, что женщина имела право попросить, чтоб при осмотре присутствовало доверенное лицо. По его словам, он сразу сообщил в полицию Ленинградского района о похищении человека, но там никак не отреагировали и «даже до сих пор объяснения не взяли с [нее]».

Адвокат сообщил, что добровольного согласия на госпитализацию женщина не давала, но это не помешало сразу положить ее в стационар: «Вы поймите, почему такая вилка создана, что человек или дает [согласие на госпитализацию], или не дает. А если не дает, то мы тебя всегда поместим. Практически нет шансов, что суд вынесет решение в пользу человека».

Так и произошло. На заседании суда, которое состоялось 21 марта в здании больницы, было вынесено решение оставить женщину в стационаре. Лечащий врач и представители больницы, если верить Морозову, отказались присутствовать на суде. Он также заявил, что психолог и психиатр с активисткой на момент принятия решения о госпитализации не беседовали, ее состояние не исследовали. Также, заявляет защитник, диагностированное у нее заболевание, согласно МКБ-10 (Международной классификации болезней), не требует обязательного стационарного лечения, но женщину положили в отделение из-за того, что «состояние её может ухудшиться до такой степени, что будет угроза причинения вреда ей или окружающим», передал адвокат слова медиков.

«Пациентом-то становятся, только когда помещают, а до этого-то человек-то свободен, и неприкосновенность личности у нас Конституция гарантирует. А здесь, получается, неприкосновенность личности нарушили сначала полицейские, потом сотрудники психиатрической больницы, а потом суд. А суд еще в решении не указал даже, на какой срок человека помещают, насколько ограничивают конституционное право на неприкосновенность личности, ее свободу. Просто безгранично», — возмутился Морозов.

Кроме того, как отметил адвокат, положить на «принудительное» лечение члена избирательной комиссии могли только после соответствующего решения суда от 21 марта. Но активистка находится в клинике с момента задержания, с 16 марта. 22 марта адвокат подал апелляционную жалобу.

Распространяемую в соцсетях версию о том, что ее положили по доносу коллеги, Морозов не подтвердил. Причина госпитализации, как сообщил мужчина, в том, что полицейский якобы увидел женщину на улице, когда она громко разговаривала, размахивала руками, смеялась, пела песни и просила о помощи. «Новый Калининград» нашел дело в судебной электронной базе, однако информация о том, кто подал иск в отношении активистки, скрыта.

На вопрос, что Морозов и его подзащитная будут делать, если апелляция не принесет желаемых результатов, адвокат заявил о намерении и дальше пытаться обжаловать решение суда. Он сообщил, что в больницу подано ходатайство об ознакомлении с медицинскими документами и историей болезни. Если их выдадут, появится возможность привлечь независимого врача, чтобы он изучил все документы и вынес свой вердикт о том, какое лечение требуется и обязательно ли размещение женщины в стационаре.

«Она ведь воспитывает внучку, ухаживает за супругом. Сейчас третьи лица из-за этого страдают на самом деле. У нее супруг с инвалидностью, ему уход нужен, а ее не отпустили, чтобы ухаживать за ним», — сказал Морозов. Связаться с ее родственниками редакции, впрочем, не удалось: дочь задержанной на вопросы корреспондента «Нового Калининграда» в соцсетях отвечать не стала, позже адвокат заявил, что женщина «категорически против» общения на эту тему.

Морозов подчеркнул, что эта история говорит о том, что конституционное право «на свободу личности, свободу ее мыслей и слов аннулировано», так же как и третья статья конституции: «Мне важно очень донести до общества, что это может случиться с каждым. Просто [она], может быть, где-то тут на грани, для примера, была, а не то, что она виновата, не виновата, какой-то политический смысл, не смысл. Давайте мы четко установим рамки, в которых может действовать полицейский, сотрудник больницы и так далее. Они установлены, но мы их должны в эти рамки привести. И только тогда мы будем жить в правовом государстве и не опасаться за своих близких».

«Новый Калининград» отправил информационные запросы в УМВД по Калининградской области и в правительство региона, в ведении которого находится Психиатрическая больница № 1, с просьбой прокомментировать озвученную информацию.

*«Новый Калининград» не называет данные, которые помогут идентифицировать пострадавшую

**Внесен в перечень террористов и экстремистов Росфинмониторинга

Текст: Ольга Кадомцева, фото: Виталий Невар / Новый Калининград

Нашли ошибку? Cообщить об ошибке можно, выделив ее и нажав Ctrl+Enter

От kalimin