Совладелец «Спар-Калининград» в интервью RUGRAD рассказал о фантастических ценах на перевозки, ожидаемом откате цен на яйца, новых магазинах «Пятерочки» и «Перекрестка», комфортном соотношении собственности и аренды, «допросах» в налоговой и давлении украинских франчайзи.

 

Вынужденно корректируем заказы в пользу Европы

 

— Сокращение в 2,5 раза пропускной способности погранперехода в Чернышевском, плановые декабрьские очереди на белорусско-литовской границе — как это повлияло, прямо или косвенно, на наличие определенных товаров и их стоимость в калининградском ритейле? 

— Мы очень привычные, очень гибкие и очень хорошо адаптируемся. Но текущий уровень проблематики (беседа состоялась во второй половине декабря 2023 года. — Прим. ред.) носит экстраординарный хар. Никогда в день не пропускала 50 машин. 

Неудачно, что это Новый год, потому что декабрьские недели — это пик поставок. Не все возможно перекинуть на паромы: мы были вынуждены выполнять много сложных упражнений. Вынужденно скорректировали заказы в пользу Европы, потому что через польскую границу машины идут проще, без проблем.

Мы впервые столкнулись с какими-то фантастическими ценами на перевозки. Да этого пик был 300 тыс. руб. за фуру из Москвы в Калининград, [в середине декабря] был поставлен рекорд — 430 тыс. руб. У нас была машина со «скоропортом», ждать и торговаться не было никакой возможности. При весе фуры в 18–19 тонн получается 23 руб. на 1 кг только на внешний .

Фура из Москвы со «скоропортом» идет до 8 дней вместо 2, а с обычными продуктами — до 15 дней. Отсюда и стоимость, превышающая 400 тыс. руб. Не 4 кругорейса в месяц, а 2 или даже 1,5.

— Как это отразилось на полках ваших магазинов?

— По витринам нельзя заметить, что у нас есть проблемы, проявляем чудеса гибкости в этих условиях. Нам обещают дополнительные провозные морские мощности, но сроки зависят от большого количества внешних факторов. И с марта 2022 года я говорю: пожалуйста, нам нужны трамвайчики грузового типа по маршруту Калининград — Санкт-Петербург, и их нужно много. Чтобы они ходили примерно с той же скоростью, с какой они ходят на Камчатку, на Сахалин или из Мадрида или другого испанского порта на Тенерифе.

Пока у нас не будет достаточного количества морского транспорта, мы будем испытывать некие сложности в отношениях с соседями. Мы исходим из того, что это навсегда. Навсегда — это 10 лет и более. Мы работаем со всем миром: у нас остаются польские, литовские, немецкие, французские, испанские, португальские, марокканские, турецкие, вьетнамские, китайские, индийские — всякие поставщики. 

Все в целом хотят работать, даже предприниматели из недружественных стран. Но их внутренний дискурс формирует для них сложности. До завершения острой фазы они будут сохраняться.

 

— Давайте попытаемся смоделировать крайние сценарии. Допустим, будут пропускать не 50 машин в день, а 5. Кроме того, больше 10 суток фуры стоят на границе Литвы и Белоруссии.

— Мы стресс-сценарии делаем с марта 2022 года. Если очень укрупненно, то по состоянию на декабрь 2023 года продукция калининградского производства составляет 25 % артикулов, 50 % — российского, оставшееся — 25 % другого иностранного. 

Если нам полностью закроют транзит из России, то покупатель незначительно увидит падение ассортимента. Уйдет молочная продукция из Москвы и Санкт-Петербурга, различные привозные российские колбасы, кондитерские изделия. Но мы всё это проработали с местными поставщиками: они готовы кратно увеличить производство. По многим ключевым позициям у нас есть возможность полностью закрыть все потребности. Не будет «Вимм-Билль-Данн», «Данон», «Эрманн», еще чего-то красивого, но йогурты, молоко, кефир, сметана, творог, масло будут в полном объёме. Весь хлеб на полках калининградский, у нас практически нет привозного хлеба. Российскую кондитерку мы заменим турецкой, все равно нам ее не закроют и мы сможем кратно увеличить поставки.

Если нам закроют полностью сушу, и Польшу и Литву, то у нас будут пару-тройку месяцев сложности, при этом первые полтора месяца никто ничего не заметит, потому что у нас есть запасы. Потом примерно полтора месяца будут какие-то дыры в ассортименте, он упадет процентов на 30, а к тому времени мы морем дотащим дружественную еду, которую нам закроют недружественные соседи. То есть у нас могут быть какие-то короткие разрывы в каких-то определенных узких группах. Но в целом нет никакой паники из категории «мы тут будем с пустыми магазинами».

Полная сухопутная блокада скорее может повредить производителем Калининградской области. Им надо из чего-то производить, им надо оставаться конкурентоспособными при доставке их продукции на основную территорию страны.

Поляки сильно похожи на американцев

 

— Поставки товаров через российско-польскую границу продолжают осуществляться в рабочем режиме?

— Поляки сильно похожи на американцев в своем поведении. Они осуждают, жестко критикуют, занимают сторону Украины, но считают, что концептуально важно зарабатывать деньги. У нас нет проблем с польскими поставщиками. Польское пиво, польская вода — вся несанкционная продукция легко продается, и поляки говорят, что с удовольствием всё поставят.

У литовцев совсем другая ситуация: бизнес реально хочет, но его ограничивают, запрещают, формируют черные списки литовских компаний, которые работают с Россией. У нас отказались очень многие поставщики, ассортимент товаров из Литвы значительно сократился.

 

— Но по-прежнему присутствует (в 2023 году «Торговый дом Семья» оформил 9 деклараций соответствия на продукцию UAB «Kalnapilio-Tauro Grupe». — Прим. ред.)?

— Мы возим не от производителя, а через посредников. Производитель напрямую отказался, поэтому покупаем на оптовом литовском рынке. Так, например, у нас есть привыкший к литовскому пиву потребитель, считаю, что выбор пива в Калининграде наверное, лучший в стране. У нас на полках стоят оригинальные настоящие сорта, которые есть не везде. Но основа продаж — это российская продукция, дорогие импортные сорта — для ассортимента и для ограниченного количества покупателей.

Возимся со всем этим импортным товаром, потому что, на наш взгляд, калининградский покупатель хочет приобретать не только пиво «Балтика», а много чего еще. 

Если бы в 2014 году нам закрыли границу, здесь у нас была бы прямо катастрофа. А за прошедшие 9 лет сделала колоссальный шаг вперед именно в вопросах продовольственной безопасности.

 

— Возможно, имеет смысл уже сейчас наращивать долю калининградских производителей?

— Это вмешательство в рыночные механизмы, что всегда приводит к проблемам. Как только начинают дирижировать экономикой, получаются проблемы и дырки на полках. Покупатель сам делает правильный выбор, мы просто ему помогаем это делать.

 

Калининград — реципиент текущей ситуации

 

— В августе 2022 года вы фиксировали падение покупательской способности в Калининградской области на 4 %. Как изменился этот показатель в 2023 году?

— Минус 8 % было на пике в октябре – ноябре 2022 года. По итогам 2023 года думаем, что мы выровнялись и вернулись на довоенный уровень за счет притока туристов.

В 2022 году возникла развилка, когда из-за возможного мощного падения покупательской способности наши супермаркеты могли бы оказаться не нужны ядру наших покупателей. Мне говорили, что покупатели якобы все уйдут в дискаунтеры. Я предполагал, что этого не случится, и оказался в целом прав.

У коллег-рестораторов рекордные цифры. На мой взгляд, в 2023 году у нас был более обеспеченный турист, который больше старался ходить в ресторан. Гости региона не любят готовить в местах проживания, поэтому торговые сети не являются в полном объеме реципиентом туристического трафика.

Калининградская область стала важной территорией на карте Российской Федерации. Причем Калининград, безусловно, реципиент текущей ситуации. Мы спорили с маркетологами, они считают, что закрытость региона как раз способствует уменьшению его привлекательности. Мне представляется, что все с точностью наоборот. Ранее Калининград очень часто был таким туристическим хабом: люди прилетели, сели на машину и поехали — в Берлин, Гданьск, еще куда-то. Деньги увезли, нам ничего не досталось.

стала дороже Калининграда по продуктам питания.

Опять же пресловутый польский фактор: в предыдущие годы мы оценивали в порядка 2 % вывоз калининградцами денег в Польшу. Теперь это цифра стремится к нулю, более того, у нее сейчас даже нет перспектив к росту, потому что в целом Польша стала дороже Калининграда по продуктам питания.

 

— Холдинг «ДолговГрупп» нарушает соглашения, не поставляя в другие торговые сети яйца второй категории по «социальным ценам»?

— Я не вижу альтернатив нормальному рыночному ценообразованию. Любые попытки регулировать цены на продукты питания быстро приведут к полкам 1991 года. Соглашения формируются в определенных условиях и любое значимое изменение внешних условий приводит к тому, что коллеги вынуждены модернизировать свою позицию.

Давайте честно скажем, что ничего трагичного не произошло. Полтора года назад в преддверии Пасхи цена на полках была 110 руб. — в тот момент местный поставщик воспользовался ситуацией дефицита. После чего мы скорректировали ассортимент и в обычной ситуации на полках помимо калининградского яйца представлена продукция «Птицефабрики Синявинской» из Ленинградской области, также периодически привозим товар из Белоруссии.

В соответствии с индексами инфляции стоимость яйца должна была быть в районе 100 руб. за десяток. Но из-за того, что к лету 2023 года сформировалось перепроизводство на всех рынках — произ ушли в убыток, но не смогли поднять цены. Почему было много яйца? Дешевое зерно рекордного урожая 2022 года плюс ввод новых мощностей и субсидии для производителей. В результате производители сократили поголовье несушек и увеличили поголовье бройлеров. Тем более, именно на бройлеров правительство РФ перебросило субсидии с яйца, именно это имел в виду президент Владимир Путин, когда сказал, что это ошибка правительства.

Одновременно несколько крупных фабрик в России попали под птичий грипп. Сначала пытались компенсировать яйцо в Белоруссии, но когда Лукашенко увидел, что яйцо начали массово вывозить в Россию, был введен соответствующий запрет.

 

— Как будет меняться стоимость яиц в дальнейшем?

— Сейчас яйцо стало рентабельным, в нем рентабельность выше чем в тушке. Все посадили новых курей, и скоро они вырастут — к Пасхе 2024 года цены будут ровные, после чего, скорее всего, откатятся вниз.

Я 30 лет в продуктах питания и все время наблюдаю эти процессы. Помните знаменитую гречку Гергеля (на тот момент заместитель министра сельского хозяйства региона Олег Гергель в 2010 году заявил, что подорожание гречки на 50 руб. является некритичным. — Прим. ред.)? Уже много лет нет никаких проблем с гречкой. Как только стоимость чего-то вылетает в космос, у него находятся субституты. 

 

Деньги выгоднее положить на депозит, чем инвестировать

 

— В марте 2023 года вы заявили о «паузе» в развитии новых проектов в Калининграде. Удалось ли выдержать эту паузу? 

— Когда началась СВО и ключевая ставка Банка России улетела до 20 %, мы естественно приняли рациональное решение остановить инвестпрограмму и 9 месяцев ее останавливали. За эти 9 месяцев вложили еще 900 млн руб. и открыли 10 магазинов — это мы так тормозили.

Когда запущены процессы, подписаны контракты, ты неизбежным образом должен их выполнить, потому что это выгоднее и дешевле, чем простая заморозка. Потом наступил период остановки; мы остановились сами, уговорили остановиться партнеров, сказали им, что нужно осмотреться и определиться с новой реальностью.

Мы в целом продолжаем полет. Я всем уже 1,5 года рассказываю анекдот про идущих в гору двух альпинистов, один из них срывается и летит вниз, а второй кричит ему: «Серега, ты как там внизу? Как дела, руки-ноги целые?». А тот кричит ему снизу «Целые, я еще лечу». Мы еще летим, контуры новой реальности начинают формироваться, но в целом полет не чен.

В декабре 2023 года открыли новый магазин на ул. Герцена в Калининграде, его долго просили жители Северной горы. Мы решили, что те места, где нас нет, а покупатель нас ждет, нужно обязательно открывать.

 

— Какие планы по открытию новых площадок в 2024 году? 

— Мы достаточно аккуратны в своих оценках. Рынок очень развитый, мы в нем находимся в условиях совершенной конкуренции. Сейчас наблюдается бум в сегменте малых алкогольных магазинов, будь то алкомаркеты, пивные салоны или что-то подобное. Их количество уже совершенно точно избыточное, и оно будет корректироваться.

В 2024 году пока ставим цель открыть 5 магазинов в новых локациях, где нас нет, то есть без уплотнения, без каннибализации. Будем двигаться в достаточно аккуратном инвестбюджете. Текущая стоимость денег такова, что гораздо выгоднее положить их на депозит, нежели инвестировать в бизнес. К сожалению, реальный бизнес никто не слышит, потому что Центральный банк занимается решением вопросов макроэкономической стабилизации.

Надо понимать, что реальный бизнес не может кредитоваться под 20–22 %. По состоянию на декабрь 2023 года 100 наших самых продаваемых артикулов подорожали год к году на 9 %. Да, в овощах и фруктах +20 %, в яйце — еще больше. Хлеб и молочные продукты подорожали на 7 %. Довольно много вещей не подорожали год к году, просто их стараются не замечать. Та же красная икра подешевела на 20 %. 

По картофелю минусовая цена, также по другим продуктам, где был хороший урожай. Мы ожидали кучу яблок, но на входе минимальная цена — 67 руб., в сентябре была цена — 35 руб. Фермеры говорят, что им не хватает на топливо.

 

Магазины «Виктория» старенькие

 

— Событие 2023 года в калининградском ритейле — покупка сети «Виктория» крупнейшим российским продуктовым ритейлером X5 Group (сети «Пятерочка» и «Перекресток». — Прим. ред.). Как это уже повлияло или еще повлияет на рынок?

— Открытие конкурента в виде конкретного магазина «Пятерочка» обычно дает нам отток в 5–7 % покупателей, который восстанавливается и не является критичным. Мы несколько в разных форматах. Покупатели ошибочно считают, что калининградскую сеть «Виктория» купила московская сеть «Пятерочка». Все совсем не так: московская сеть «Виктория» была куплена московским же X5.

Предыдущие 2 года мы были лидером рынка со своей долей в 24 % в Калининградской области. Теперь всё поменялось: у нас 80 магазинов SPAR плюс дружественные франчайзинговые проекты под нашим управлением. А у коллег уже под управлением 85 + 60, то есть 145 магазинов. И они поставщикам говорят, что откроют до июня 2024 года еще штук 15–20. Итого к лету под управлением X5 Group ожидаем в Калининграде порядка 160 магазинов.

Мы знаем, что многие из них (магазинов сети «Пятерочка». — Прим. ред.) работают плохо, то есть генерируют отрицательные денежный поток и, соответственно, подлежат закрытию. Это естественный процесс, когда заходит компания, она открывает и тестирует разные места, и потом выбирает те, которые наиболее экономически эффективны.

 

— Законодательство запрещает
продуктовым сетям совершать сделки на определенных территориях при превышении товарооборота в 25 %.

— Мы уверены, что ФАС не ошибется, если установит на 1 июня 2024 года долю X5 Group в 33 % на территории Калининградской области, в этот момент их развитие завершится. И к этому же времени думаем, что закончится бурный рост всех алкомаркетов. Потому что даже при наличии в каждом дворе, чуть ли не в каждом подъезде — есть определенные пределы экономической целесообразности.

Для себя видим в этом (приобретение «Виктории» X5 Group. — Прим. ред.) исключительно одни плюсы. Лучше иметь дело с одним очень большим конкурентом, чем с двумя такими же большими, как мы — гораздо проще и понятнее, меньше затрат на мониторинг. Период бурных изменений завершится и рынок придет в равновесное состояние.

 

— Эксперты комментировали, что супермаркеты «Виктория» могут получить новый для региона бренд «Перекресток».

— Что будет с магазинами «Виктория» — это главная интрига. Они старенькие, им многим по 20 лет. Точно будет ремонт, а вот придет «Перекресток» или останутся под брендом «Виктория» пока не известно.

 

— Вам самим не было интересно приобрести такой актив, как «Виктория»? 

— Во-первых, это очень дорого, у нас нет таких денег. Во-вторых, ФАС бы никогда не разрешил. В теории мы могли бы найти каких-либо внешних инвесторов, стать младшими партнерами, но это не имеет смысла.

 

— В Калининграде периодически возникают дискуссии, когда в регион могут войти и другие крупные федеральные сети, такие как «Лента», «Магнит» и др.

— Вангую, что никогда. Раньше мы опасались ни «Ленты» или «Магнита», мы боялись Lidl и Biedronka, потому что против них никто бы ничего не смог противопоставить. Там совершенно другой уровень развития технологий, совершенно другие возможности. 

Боялись Lidl и Biedronka, против них никто бы ничего не смог противопоставить.

Если говорить честно, то дискаунтеры переоценены. Те жесткие дискаунтеры, которые есть сегодня в Калининграде, «Светофор» или «Доброцен» предлагают спецпродукты для спецпотребителей. Многие потребители не купят там ни продукты, ни бытовую химию, потому что и продукты там особенные и химия совсем другого качества.

 

Не можем сжигать деньги

 

— Изначально большинство супермаркетов SPAR находились в арендованных помещениях, что зачастую могло приводить к конфликтным ситуациям с собственниками (например, судебные споры и проблемы с пожарной безопасностью в помещениях «Вестера». — Прим ред.). В дальнейшей стратегии приоритет будет у помещений в собственности или у аренды? Какое соотношение сейчас?

— У нас половина объектов находится в собственности. В текущей ситуации мы в год открываем 1–2 собственных торговых центра, остальные все берем на рынке, потому что на рынке сложилось большое количество крупных собственников и крупных застройщиков. Они не продают, а с удовольствием сдают свои объекты.

Мы являемся классическим якорем. По сравнению с «Пятерочкой» у нас выручка на 35–40 % выше на квадратный метр и арендаторы помещений рядом с нами платят на 30–40 % больше аренды собственникам помещений.

 

— То есть упомянутое вами соотношение 50 на 50 между собственностью и арендой является комфортным?

— Абсолютно, на этом уровне нам очень комфортно. Плюс с 2016 года работает распределительный центр (на Люблинском шоссе. — Прим. ред.) на 28 тыс. кв. м с фабрикой кухни, где получился очень ровный региональный кластер.

«Люблинские продукты» — маленькая симпатичная фабрика, которая делает хлеб, торты, колбасы, коптит и солит рыбку и др. Это мощное направление, которое нас позиционирует, обеспечивает дифференциацию. Можно сказать, это то, что едим мы сами и едят наши .

 

— Не хотите построить еще одну фабрику?

— Всё, что мы сможем запустить это ночная смена. Сегодня на фабрике производят всего тонну колбас в сутки и могут производить максимум 1,7–1,8 тонны и нет задачи увеличивать эти показатели. Есть задача развивать СТМ (собственные торговые марки. — Прим. ред.), но это мы делаем уже с сотрудничестве с производителем. А фабрика кухни так и останется маленьким бутиковым направлением.

 

— В апреле 2020 года вы запустили услугу доставки товаров Spar Online, каких результатов удалось добиться?

— Дальнейший рост онлайн-ритейла нам совершенно очевиден. Сегодня у нас доля онлайна составляет 2,5 %, видим перспективы роста до 5 %.

 

— В какие сроки?

— Это зависит от одного фактора — наличия курьеров. Пока мы просто не готовы развивать эту услугу, устраивать гонки наперегонки. Наша компания весьма осторожна в найме гастарбайтеров, считаем эту практику неправильной. Исходим из того, что подобную услугу можно развивать на, условно говоря, студентах, которые могут 2–3 часа методом «уберизации» работать курьером онлайн.

Онлайн доставка продуктов у всех в России глубоко убыточна за исключением, может быть, «Вкусвилла». «Яндекс.Лавка», «Самокат» и остальные ребята в погоне за долей рынка развлекаются доставкой одного арбуза без лифта на девятый этаж — классика, над которой все смеются. При этом гонки такого типа в Европе и в Америке давно закончились; большая часть стартапов, которые были рассчитаны на 30-минутную доставку умерли ввиду нерентабельности. 

У нас же за этими видами бизнеса стоят богатые головные компании. Сбер может позволить себе сжигать деньги вкладчиков, развивая непонятные сервисы. «Яндекс», зарабатывая на , будучи монополистом, может позволить себе тоже чем-то забавляться. Мы не можем себе позволить, так как считаем каждую копейку.

 

Будут интересные большие суды с налоговой

 

— Как вы оцениваете рост налоговой нагрузки за последние годы?

— Мы в крупнейших налогоплательщиках; совокупные платежи по группе компаний превышают 2 млрд руб. в год. Давно не играем ни в какие схемы, налоговая нас хорошо знает. Как директор компании минимум раз в 2 года хожу на беседы в налоговую, где перед тобой кладут лист бумаги, на котором написано «протокол допроса». На мое удивление сообщили, что в рамках административного кодекса любой опрос директора с простыми вопросами и ответами — мое юридическое лицо, осуществляю контроль над ним, подписываю лично платежки — называется допросом.

С маржой в 12 % отдаем бананы на рынок, и они продаются дешевле, чем у нас, потому что на рынках нет НДС.

Знаю, что в 2023 году налоговая беседовала со многими представителями регионального бизнеса. Калининградская область действительно имеет особенные налоговые режимы и думаю, что будут интересные большие суды у калининградских импортеров с налоговой инспекцией.

 

— К вам могут появиться соответствующие претензии?

— К нам нет. Возьмите чек на кассе, в нем НДС и увидите, что у нас нет никаких «налоговых дизайнов». Платим «в лоб», хотя периодически это очень болезненно: так, например, мы являемся крупнейшим в регионе импортером бананов. В бананах 20 % НДС, когда привозим товар — НДС не уплачивается. А когда продаем бананы — платим с этого объема 20 % НДС. Отсюда возникают интересные сюжеты, со своей маржой в 12 % отдаем бананы на рынок, и они продаются дешевле, чем у нас, потому что на рынках нет НДС. Много подобных коллизий, которые формируются в рамках нашей особой таможенной зоны будет и в дальнейшем.

 

Хотим собирать всё калининградское

 

— Как изменилась численность сотрудников за последнее время?

— Аккуратно сокращаем число наших сотрудников. Главное для нас — это работа над внутренними процессами, так во всех больших магазинах есть по шесть касс обслуживания. Но мы не являемся исключением, у нас тоже колоссальный дефицит
рабочих рук, который испытывали летом и частично он сохраняется зимой.

На текущем этапе выполняем сложные упражнения уменьшения штатной численности и повышения зарплаты за счет роста эффективности. Задача очень сложная, будем ей заниматься еще долгие годы. До тех пор пока к нам не придут прекрасные железные сотрудники.

 

— Насколько оправданы оказались инвестиции в сервисы Клуб друзей и KD Pay?

— Мы первыми в России собрали собственный платежный сервис. Люди не верят, когда я показываю, что это и как это работает. Сервис сложный, революционный, инновационный, но к нему подключены более 87 тыс. человек.

По количеству установок нашего «Клуба друзей», мы вторые после Сбера в Калининградской области, у нас 450 тыс. работающих приложений. Хотим переводить в нашу экосистему всех калининградцев. По мере того, как выйдем на плановые показатели будем добавлять туда много чего вплоть до маркетплейса, вплоть до продаж билет на ФК «Балтика»; хотим у себя в Клубе друзей собирать всё калининградское. 

Инвестиции оказались оправданы на 100 %. На сегодня это планово убыточное подразделение, но без него у нас нет будущего.

 

— Какова доля покупок с использованием сервиса KD Pay?

— По KD Pay пока небольшая, порядка 4,5 %. С применением «Карт друга» — уже 87–88 %.

 

— Агрессивное продвижение на национальном уровне системы быстрых платежей является для вас положительным фактором?

— Да, так как люди не боятся, понимая как происходит оплата. Мы выступаем партнерами банков и уходим от избыточного тарифа по эквайрингу.

 

— Строительство апарт-отеля в конце ого для вас и партнеров это такая диверсификация бизнеса с учетом роста инвестиций в туризм в регионе в последние годы?

— У нас там просто большой земельный участок на Советском проспекте и большая часть его была совершенно пустой. Не придумали ничего эффективнее, чем построить небольшой домик. Долгие годы эта часть парковки была закрыта, стояла бесхозной. В таких проектах невысокая рентабельность.

 

На губернатора надавили общественники всех типов

 

— Продление времени легальной продажи алкоголя в регионе: региональные власти сначала пообещали бизнесу этот «подарок», но потом «передумали»?

— Приезжающие из других регионов заваливают нас жалобами о наличии логики и разума в этом ограничении. На наш взгляд, время продажи необходимо продлевать хотя бы до 22 часов, это нормально. Исходим из того, что это цивилизация торговли, удобная услуга для покупателей, которая положительно влияет на туристическую привлекательность.

Но здесь мы сталкиваемся с огромным количеством людей, которые занимаются популизмом и воздействуют на власть, говоря о спаивании населения, детей, разгуле и т. д. Если называть вещи своими именами, то в сельской местности основное производство алкоголя — это самогоноварение в домашних условиях; у нас там очень маленькие продажи легального алкоголя. В городах покупатели, у которых мало денег, все равно купят левую водку, левый самогон и смогут купить его круглосуточно.

Ограничение потребление легального алкоголя выталкивает покупателей в серые или в черные каналы продаж, что приводит к уменьшению налоговых поступлений в бюджет. К сожалению, на губернатора надавили общественники всех типов. Люди зачастую дилетанты и один и тот же предмет видят совершенно по-разному. Нож — это опасно или не опасно? А в руках хирурга? А в руках пекаря? Давайте тогда запретим ножи, из-за того что отдельные люди берут их и убивают других людей.

Нам запретили, а сотни наливаек продают. Это такая серая зона.

— Каковы должны быть часы продажи алкоголя, чтобы это устроило бизнес?

— На наш взгляд, раньше или позже мы придем к 22, а скорее всего, к 23 часам. Нам запретили, но наливайки продают, а их сотни — никто точно не знает сколько. Это такая серая зона.

 

Живем автономно, но сохраняем контакты с Ираном

 

— Офис бренда Spar в Нидерландах продолжает попытки отозвать франшизу для Калининграда?

— Моя основная задача как руководителя «SPAR Калининград» — как раз управление франшизой. Голландская компания SPAR под давлением украинских франчайзи приостановила с нами все формы сотрудничества, заморозила отношения по своей инициативе, но не отозвала лицензию. Юридически это сделать очень сложно, кроме того у нас есть разнообразные формы защиты — в России есть аналогичные примеры, например, с пивными компаниями (Carlsberg Group в октябре 2023 года отозвала у «Балтики» лицензии, позволяющие ей производить и продавать продукцию датской компании. — Прим. ред.), компаниями из сферы общепита, производителя молочных продуктов Danone и др.

На сегодняшний день мы не участвуем в жизни SPAR International, не ездим ни на какие конференции, они ограничивают нас в поставках товаров под спаровскими марками. Живем автономно, но сохраняем рабочие контакты с подразделениями из Ирана, Китая, ОАЭ и др. Обучали иранцев IT-технологиям, они применяют 1С в качестве основной доступной программы для бухгалтерии. А мы соответственно развиваем все настройки на 1С. Много любопытного в нашем новом мире.

Коллективно у российского SPAR более 2 млрд евро оборота, это четвертый показатель в мире. А украинский очень маленький.

 

— С другими российскими владельцами франшизы продолжаете сотрудничество?

— Да, конечно. Бывший владелец магазинов SPAR в Санкт-Петербурге принес на много проблем и бед, так как прошел через глухое банкротство, в котором пострадал Сбербанк на огромную сумму, миллиарды потеряли поставщики. После этого тот же Сбер закрыл лимиты кредитования на «Спары» во всех регионах, питерские поставщики также прекратили поставки. 

Сейчас в Петербурге открывается Спар из Нижнего Новгорода, он же функционирует в Москве и Казани, это очень крепкая компания, теперь негативный бэкграунд ушел.

 

Текст: Никита Кузьмин
Фото: RUGRAD

От kalimin