15 декабря 2023 года в е прошел семинар «Перспективы металлообработки в регионе», где, помимо сложностей отрасли, обсуждалась и кадровая проблема калининградских предприятий. Руководитель Центра поддержки предпринимательства Кирилл Лило отмечал, что вопрос кадровых ресурсов вышел «на первую строчку основных рисков и проблем». С кадровым дефицитом в 2023 году столкнулись и производственные предприятия, и даже отрасль автоперевозок.

О возможных сценариях, которые могут смягчить кадровый дефицит (во всяком случае в промышленной отрасли), на семинаре докладывал начальник отдела специального, профессионального, дополнительного образования и воспитания регионального министерства образования Алексей Гончаров. В частности, он рассказал о том, как и зачем бизнесу нужно вмешиваться в образовательные процессы, чтобы обеспечить себя в будущем рабочей силой, как региональным властям пришлось решать проблемы с нехваткой барменом и официантов и как на относительно небольшом калининградском рынке труда конкурируют структуры Роскосмоса и Росатома. Портал RUGRAD приводит основные тезисы его выступления. 

«Пытаемся восстановить, что мы забыли 30 лет назад» 

Поэтому в машиностроительном кластере, который у нас создан в Прибалтийском судостроительном техникуме, закуплены те станки, которые есть на предприятии и там появятся. Это важно: студенты работают на станках в самом колледже, будут на практику ходить на предприятие, и их не надо будет доучивать после выпуска.

Это тоже вечная проблема. Кто-то, может, вспомнит, кому-то говорили: «Забудьте, чему вас учили, мы заново сейчас побыстренькому научим». Но это время, это отрывает ресурсы каких-то наставников на предприятии, это всё лишнее. Если работодатель участвует в процессе обучения, то при выпуске уже не надо доучивать, они уже готовые специалисты и даже трудоустраиваются в период практики.

 

«На “вышку” идут меньше, чем в среднее профессиональное»

Чаще всего проекты направлены на поддержку бизнеса, какие-то финансовые вливания. В данном случае, наоборот, от бизнеса требуются определенные вливания, чтобы получить в последующем те кадры, которые нужны. «Факел» в следующем году участвует во втором кластере, на востоке, в Гусеве будет создан еще один кластер машиностроения. Они вкладывают больше 20 млн руб.

Выпуск по программам среднего профессионального образования — чуть больше 5 тыс., где-то в районе 5,5 тыс. — у нас ежегодно растет, причем среднее профессиональное растет больше. Тенденции меняются: меньше идут на «вышку», больше идут в СПО. У БФУ и КГТУ есть свои колледжи, которые принимают на СПО. Каждый год растет прием на СПО, где-то плюс 1 тыс. человек. Общий контингент по СПО у нас уже 28 тыс. человек. Где-то лет 6–7 назад количество студентов СПО превысило количество студентов «вышки». До этого было наоборот. Общая численность студентов у нас сейчас — где-то 47 тыс. человек. Было около 45 тыс. И вот эти 45 обычно плавали: начиналось, что 25 — «вышка», 20 — СПО, потом сдвигалось, выровнялись. Последние годы у нас 28 тыс. из этих 47 — это СПО. Около 20 — это «вышка».

На «вышке» у нас выпуск сейчас около 4 тыс. человек. Они держатся в этой цифре, там количество примерно одинаковое, оно не уменьшается и не увеличивается.

Потребности экономики? Они в принципе глобальные: вакансий много, безработных осталось совсем чуть-чуть, но те вакансии ни один безработный уже не рассматривает. Они либо с низким уровнем зарплаты, либо малоквалифицированная работа.

Конечно, ежегодной численностью выпускников невозможно прям закрыть весь рынок труда. В нем и взрослое население находится, которое сегодня уволилось, а завтра пошло на другую работу.

 

«Если предложат зарплату на 5 тыс. больше, то они туда не поедут, а если на 50…»

Те кластеры, про которые я говорил, там предприятия четко знают свою потребность по годам вперед: допустим, «Факелу» в ближайшие годы, когда они чат строить свой цех, в 2024 году, наверное, сразу нужно около 100 станочников. И он должен понимать: мы посмотрели, у нас наберется по всей области 100 человек. Но у нас есть в Калининграде [учебные] заведения, а есть в Гусеве. Весь Гусев сюда не переедет. Даже если будут давать достаточно приличную зарплату, то на съем жилья не факт, что хватит.

До «Факела» у нас был пример — это индустрия гостеприимства. Когда случилась пандемия, то все рестораны и кафе позакрывались либо совсем, либо наполовину. Многие сотрудники были вынуждены уволиться. Они что-то для себя нашли, и когда отрасль открылась, то не все вернулись назад. Рестораны, в первую очередь, столкнулись с тем, что у них нет ни поваров, ни официантов, ни барменов. Они пришли к нам. «Хорошо, сколько человек и с какими навыками и компетенциями?» Сколько человек — это самое простое. Мы посчитали по всем учреждениям, они есть во всей области, нашли студентов: вплоть до того, что из а и Гусева привозили на побережье. Работодатель подыскивал жилье, понятно, что не каждому отдельную квартиру, но на 3 человек они снимали квартиру и там жили.

Они включились в доработку этих учебных программ, сказали, что нам нужно, чтобы официант умел то-то, то-то, то-то, а бармен — то-то, то-то, то-то. Быстро скорректировали программы, успели дать в апреле – мае дополнительные модули. Когда это просто абстрактные цифры — какой запрос экономики, какие возможности, — они так и останутся абстрактными. Когда есть конкретные предприятия, которые говорят, что нам столько-то и таких-то человек, то на отклик предприятий мы найдем этих человек.

Но это рынок. Сейчас заходит на востоке гигафабрика по производству электронных батарей от Росатома, они обещают приличный уровень зарплат. Тогда [предприятия], которые особенно на востоке должны подумать. В черняховском индустриальном парке есть тоже предприятия схожей направленности, они уже тоже думают: «А вот как?» А никак, получается. Мы у студентов а не отбираем и не можем дружно потом отдать рядами на то предприятие, которое хочет. Это всё равно получается, что конкуренция за кадры будет. Новые крупные игроки, конечно, будут пылесосить [рынок].

Даже «Факел» — предприятие Роскосмоса — непросто переживает эту историю, что еще более крупный игрок на нашем региональном рынке будет перетягивать кадры. Поэтому «Факел» и пошел в школы. Он со своими начинает работать не с первого класса, конечно, но  класса с 7–8-го. Если , учась в этом космическом классе, будут понимать, что «”Факел”! “Факел”!», ходить к ним на предприятия, то даже если им дадут на 5 тыс. руб. больше, то, скорее всего, они не поедут туда… А если на плюс 50 тыс. руб., то наверное. Но там тоже экономисты сидят. Так сильно они зарплату завышать не будут.

 

Текст: редакция портала RUGRAD

Фото: RUGRAD, gov39.ru, образование39.рф

От kalimin